Инвесторы меняют акции на раритеты

Инвестиции страсти

07.01.2015

В конце января аукционный дом Christie’s объявил том, что за 2013 год его выручка выросла на 14% по сравнению с предыдущим годом и составила 4,54 млрд фунтов стерлингов ($7,13 млрд). В компании подчеркнули, что этот показатель является рекордным для любого аукционного дома за всю историю их существования. Главным фактором, повлиявшим на рост продаж, в Christie’sorden-250.jpg назвали существенное увеличение числа новых покупателей во всех регионах, включая Китай и другие развивающиеся рынки, а также в интернете. В общей сложности число новых покупателей выросло на 30%. Показательно, что главный конкурент Christie’s, аукционный дом Sotheby’s также заявил о росте продаж на 19% по сравнению с 2012 годом.

То, что предметы искусства все чаще воспринимаются ценителями не только с эмоциональной, но и с финансовой стороны, подтверждают и изменения нескольких серьезных фондовых индексов (MeiMosesAllArtIndex, ArtPriceIndex, ARTIMX и других), иллюстрирующих доходность инвестиций в «вечные ценности». Ведущим считается MeiMosesAllArtIndex, который отражает динамику цен на нью-йоркских и лондонских аукционах по продаже предметов искусства. Индекс рассчитывается как для общемировых, так и для региональных рынков (например, существуют Нью-Йоркский, Лондонский, Европейский индексы). Кроме того, отдельно учитываются основные товарные группы (работы импрессионистов или модернистов, предметы традиционной китайской культуры, предметы искусства 19 века и так далее).

Согласно статистике индекса, в период с 2007 по 2012 год среднегодовая доходность арт-инвестиций превышала 13,8%. Для сравнения, за тот же период индексы DowJones, S&P 500 и NASDAQ продемонстрировали среднюю доходность на уровне 1,03%, 4,68% и 8,5% соответственно. Даже в «черном» для фондовых рынков 2008 году, когда основные американские индексы рухнули на 33,5-40%, MeiMosesAllArtIndex вырос более чем на 20%. Дополнительным плюсом в глазах инвесторов является гораздо меньшая волатильность рынка искусства, по сравнению с фондовым рынком. Так, если стандартное отклонение MeiMosesAllArtIndex в 2007-2012 годах составило всего лишь 9,86%, то рынки акций колебались в пределах от 17,3% до 28,21%.

Правда, несмотря на привлекательные показатели доходности, спекулятивная стратегия вряд ли может быть применена к произведениям искусства, в том числе как раз в силу малой волатильности этого рынка. Фактически, арт-инвестиции направлены на то, чтобы в долгосрочной перспективе добиться устойчивой капитализации вложений. «Приобретение различных исторических предметов – это инвестирование в интерес, который дополнительно может приносить неплохие деньги. Для того чтобы получить ощутимый доход, минимальный срок подобных вложений должен превышать 5 лет. Обычно при собирательстве, коллекционировании этот горизонт (время между покупкой и продажей) составляет порядка 10-15 лет», - рассказывает Андрей Титов, бизнесмен, увлекающийся историей царской России и собирающий ордена, медали и наградные знаки того времени.

Арт-колхозы

На первый взгляд, наиболее простой способ «входа» на рынок для частного инвестора, решившего вложить средства в произведения искусства – это воспользоваться услугами доверительного управления (например, через privatebanking, предназначенный для VIP-клиентов). Преимущество этого способа вложений в «вечные ценности» состоит в том, что потенциальному инвестору не нужно задумываться о массе проблем, таких как правильное хранение или транспортировка приобретаемых предметов искусства, налогообложение этих сделок, риски натолкнуться на подделки и так далее. За ваши деньги специалисты готовы будут не только оказать консультационные услуги, но и предложить так называемые альтернативные инвестиции – начиная от вложений в драгоценности и предметы искусства и заканчивая созданием коллекций вина или ретро-автомобилей. Минимально необходимый для этих услуг стартовый капитал высок, но для крупного инвестора вполне допустим. Он разнится в зависимости от условий конкретного банка, однако, в среднем можно говорить о сумме порядка $3 млн.

В последние годы в мире практика инвестиций в ценные бумаги, обеспечением которых как раз и являются предметы искусства, набирает все большую популярность. В 2012 году в Люксембурге была зарегистрирована специальная фондовая арт-биржа. Ранее аналогичная торговая площадка появилась во Франции; с 2011 года ценные «арт-бумаги» допущены к обращению на бирже в Китае.

Российский колорит

Россия также не осталась в стороне от этой тенденции. В 2008 году Федеральная служба по финансовым рынкам (на тот момент регулятор рынка) узаконила возможность создания в стране паевых инвестиционных фондов (ПИФ) художественных ценностей. Минимальная стоимость «вхождения» в подобные фонды, установленная законодательно, составляет 500 тысяч рублей при первичном размещении. В случае дополнительной эмиссии паев эта сумма может быть увеличена. Фонды данной категории могут существовать только в качестве ПИФ закрытого типа. То есть, клиенты фонда могут погашать принадлежащие им паи только по окончании срока деятельности фонда (не более 15 лет).

Первый подобный фонд – «Атланта-Арт» был сформирован управляющей компанией «Атланта» в ноябре 2010 года. Имущество фонда представляет собой 34 картины Карла Брюллова, датированные 1828-1832 годами. ЗПИФ открыт на максимально возможные 15 лет. Была предусмотрена возможность дальнейшей пролонгации. Данная коллекция активно экспонируется, что, по словам представителей управляющей компании, должно повысить ее стоимость и, соответственно, стоимость пая.

На момент формирования «Атланта-Арт» чистая стоимость его активов оценивалась в 133 млн рублей. К концу прошлого года этот показатель превысил 246 млн рублей. Отметим, что своего максимума в 255,5 млн рублей чистые активы ЗПИФ достигли весной прошлого года, после чего, правда, последовательно (пусть и незначительно) снижались. Тем не менее, стоимость одного пая, составлявшая на момент формирования фонда 500 тысяч.рублей, на сегодняшний день превышает 860 тысяч рублей. То есть, немногим более чем за три года, ЗПИФ продемонстрировал накопленную доходность в 72%.

Чтобы получить ощутимый доход, минимальный срок вложений предметы искусства должен превышать 5 лет.

Не стоит, правда, рассчитывать, что любые инвестиции арт-колхоз окажутся заведомо доходными. Показательно, что второй из когда-либо существовавших на отечественном рынке ЗПИФ художественных ценностей, напротив, не смог поддержать реноме искусства, как финансового инструмента. В марте 2011 года управляющая компания «Агана» завершила формирование ЗПИФ «Собрание.Фотоэффект». На тот момент стоимость чистых активов фонда оценивалось в 14,5 млрд рублей. В коллекцию фонда, как видно из его названия, входили порядка 700 тысяч фоторабот из архивов многих легендарных фотографов. В частности, активами ЗПИФ были 13 дагеротипов Жиро де Пранже, входящего в десятку самых дорогих фотографов мира.

«Агана» обещала пайщикам доходность в размере 12-14% годовых и даже намеревалась выйти (через производные финансовые инструменты) на Лондонскую и Люксембургскую биржи. Прибыль фонда должна была формироваться из организации фотовыставок, а также от ежегодной продажи 2% его активов.

Однако уже в начале октября 2012 года было принято решение о прекращении деятельности фонда, в связи с его экономической неэффективностью. К моменту этого решения стоимость чистых активов фонда составляла 13,64 млрд рублей, то есть, ЗПИФ продемонстрировал отрицательную доходность в -2,93%. «Агана» в прошлом году дважды пыталась устроить аукцион по продаже активов фонда, однако торги были признаны несостоявшимися из-за отсутствия заявок.

Своими силами

Впрочем, угроза получить низкую доходность вовсе не единственное, что отпугивает управляющие компании от создания арт-ПИФов. «Очень сложно получить оперативную адекватную оценку активов фонда на основе проведения аукционов. Компаний, проводящих оценку такого рода ценностей, тоже крайне мало, что формирует риски завышения или занижения реальной стоимости. Другой сдерживающий фактор – высокие административные издержки, которые несет фонд, что усложняет достижение целевых показателей доходности на длительном отрезке», - подчеркивает Антон Сороко, аналитик инвестиционного холдинга «Финам».

Существующие экспертные оценки объемов российского рынка антиквариата и предметов искусства носят приближенный характер и варьируются в широком диапазоне $1-2 млрд. (на долю столичных рынков, по разным оценкам, приходится до 80-90% от общего объема). «В России данный рынок находится на стадии первоначального развития. vaza.jpg Подавляющая часть антикварных предметов искусства находятся в собственности государства. Также согласно российскому законодательству, при вывозе культурных ценностей возрастом более 50 лет за рубеж государству необходимо заплатить существенную долю оценочной стоимости (10%), что накладывает дополнительные ограничения на привлечение покупателей-нерезидентов. Рассчитывать же только на внутренних покупателей сложно, все-таки в России данный рынок недостаточно ликвиден», - констатирует Антон Сороко.

Неудивительно, что далеко не все инвесторы, связывающие свои интересы с рынком искусства, готовы участвовать в «финансовых колхозах» или полагаться на доверительное управление. Кроме того, по признанию самих коллекционеров, инвестиции в предметы искусства, в первую очередь, подходят людям увлекающимся. Ведь помимо инвестиционного дохода это позволяет получать удовольствие просто от самого нахождения раритетов и обладания ими, в отличие, например, от «нематериальных» паев фондов. Чисто финансовая сторона вопроса, в том числе и возможность получить большую прибыль от инвестиций в арт-ПИФ, в данном случае, зачастую отходит на второй план.

Для такой категории инвесторов больше подходит практика самостоятельного приобретения культурных ценностей. Будущему коллекционеру-инвестору придется выбирать область, скажем так, приложения усилий. В рамках одной статьи невозможно подробно описать все многообразие вариантов для приобретения предметов искусства. Одним из интересных вариантов вполне могут стать, допустим, наградные знаки.

«Цена входного билета» на этот рынок, при самостоятельном инвестировании значительно ниже, чем в случае пользования услугами финансовых институтов. «В конце 90-х я приобретал георгиевские кресты за 2-3 доллара (60-90 рублей), сегодня они стоят в среднем 20-30 тысяч рублей. То есть, пусть даже в абсолютных величинах инвестиционный доход не слишком велик, но произошел прирост стоимости этих предметов в сотни раз. Если говорить о более дорогих наградах, то в начале 2000-х лично у меня была возможность приобрести орден «Святого апостола Андрея Первозванного» за 16 тысяч долларов. А, скажем, в 1988 году его можно было купить за тысячу рублей. Более того, они реально были в продаже, в отличие от сегодняшних дней, когда их очень сложно найти, а стоимость превышает миллион евро», - вспоминает Андрей Титов.

На долю фальсификата сегодня приходится более 70% рынка предметов искусства.

Правда, необходимо помнить, что непрофессионалу очень сложно разобраться во всех тонкостях этого рынка. Велик шанс, что положившись лишь на свои силы, покупатель столкнется с подделкой. По некоторым оценкам, на долю фальсификата сегодня приходится более 70% рынка предметов искусства в ценовом сегменте свыше 1 млн долларов.

«Полностью защититься от подделок невозможно. Даже среди лотов крупных аукционных домов фальсификаты отнюдь не редкость, при том, что эксперты, которые работают с клиентами на аукционах, берут за свои услуги 5-10% от конечной стоимости предмета. Что касается сферы моих интересов, то помимо банальных подделок, велик риск нарваться на отреставрированный предмет. Например, как я уже говорил, орден «Святого апостола Андрея Первозванного» (в полном комплекте, в коробке) стоит порядка миллиона евро. Но очень часто у таких орденов, например, переложена эмаль. Получается, что купив его как новый, вы, фактически, переплачиваете половину стоимости. Но вот такие нюансы, как определение высококлассной реставрации, доступны только очень опытным и дорогим экспертам», - объясняет Андрей Титов.

Поэтому задумавшись о том, чтобы совместить приятное с полезным: самостоятельно создать собственную интересную коллекцию, которая в будущем принесет инвестору (или его наследникам) неплохой доход, имеет смысл получить хотя бы базовые знания о предметах инвестирования. Благо различные тематические издания, включая соответствующие подробные каталоги или рекомендации ведущих экспертов рынка, найти сегодня несложно.

Андрей Титов. Коллекционер:
«В отличие от полных коллекций, отдельные предметы более ликвидны».


- С точки зрения дальнейшей ликвидности выгоднее приобретать отдельные предметы или формировать коллекции конкретного направления?

- Практически все мои знакомые коллекционеры ставят перед собой определенную цель: одни собирают только знаки одного полка, другие – только награды конкретной войны. Но, в отличие от полных коллекций, отдельные предметы более ликвидны. То есть, в случае необходимости их можно будет реализовать быстрее и дороже. Основные условия: предмет должен быть хорошего качества, то есть, обладать хорошей сохранностью, выходить малыми партиями (желательно, не быть серийным). Если говорить об орденах и медалях царской России, то второе условие здесь выполняется почти на 100%, поскольку в то время все высшие награды изготавливались вручную в различных ювелирных мастерских. Тем не менее, и в данном случае имеет значение тираж того или иного ордена или медали. Так, например, знакомая всем награда «Георгиевский крест» появилась в России еще в 1807 году. Только к началу Отечественной войны 1812 года было изготовлено более 16 тысяч таких наград. Но в 1839 году в стране появилась особая партия георгиевских крестов с вензелем императора Александра I, которые были предназначены прусским ветеранам – союзникам нашей армии во время событий 1812 года. Их было изготовлено всего 4,5 тысячи штук, поэтому сегодня они и ценятся дороже.

- На наградные знаки какого исторического периода, с точки зрения перспектив роста вложений, вы бы советовали обратить внимание тем, кто только начинает интересоваться этим рынком?

- Сейчас очень интересно начинать собирать советский период – эта тема становится все более популярной. Однако хотел бы предупредить, что ордена и медали СССР, по действующему законодательству являются товарамиограниченного оборота. То есть, вы имеете право получать их в дар или по наследству, хранить их, но не имеете права продавать. Конечно, есть возможности обойти эти запреты, иначе бы рынка не существовало… Сегодня эти предметы можно приобрести за копейки, но лет через 30 они будут стоить очень дорого.

- Существуют ли иные варианты нахождения интересных (с точки зрения потенциальной доходности) предметов искусства или раритетов, помимо аукционов или самостоятельного их приобретения?

- Существует ряд профессиональных экспертов, которые (на личные средства или по поручению клиентов) занимаются поиском определенных наградных знаков. Сидят в архивах, поднимают документы, обнаруживают, например, что в 1898 году, император Николай II во время поездки во Францию наградил российскими орденами таких-то местных чиновников. Далее выясняют судьбу награжденных, связываются с их семьями, наследниками, предлагают выкупить эти ордена. Правда, в последнее время таких «семейных» знаков становится все меньше и меньше – Европу уже основательно «прочесали». Тем не менее, до сих пор можно найти, например, орден «Александра Невского» со звездой, лентой, который сегодня стоит порядка 200 тысяч евро. Их за всю историю было выдано всего 1,7 тысяч штук, поэтому через 10 лет реализация ордена может принести существенный доход.

Дмитрий Бжезинский

← Назад в раздел