Пистолеты и ружья берегут в кризис стрелка-инвестора

Хобби для инвестора

09.04.2015

Растянувшийся на несколько лет мировой экономический кризис продолжает «разогревать» цены на раритеты. По итогам 2013 года Sotheby’s и Christie’s продали одних только предметов искусства на сумму более $3,5 млрд. Не меньшим спросом, чем картины или статуи, пользуется старинное оружие. На аукционах стоимость редких антикварных образцов все чаще достигает поднебесных цен. Например, на аукционе Sotheby’s в 2012 году Colt 1849 с серийным номером 63 306 был продан за рекордные для огнестрельного оружия $1 142 500.

Вот только пополнять свои сейфы образцами редкого оружия коллекционерам куда сложнее, чем, например, украшать стены картинами. Для этого недостаточно просто прийти на аукцион. Во всяком случае, в России. Отечественные антиквары охотно торгуют всевозможными аркебузами, пистолями и винтовками, но это, в общем-то, не совсем оружие.puli.jpg Купленный за 100-150 тысяч рублей пулемет «Максим» стрелять не умеет, это демилиторизованный экспонат, мушкет времен д’Артаньяна, даже если он и окажется подлинным, тоже.

Неудивительно, что большинству коллекционеров такие экспонаты не слишком интересны. Держать на стене ружье, которое не может выстрелить, для многих из них тоже, что для ценителя ретро авто поставить в гараж уникальную модель Bentley, которая не может ездить. В этом случае ощущение «радости обладания», которое движет такими энтузиастами, становится неполным. Более того, для многих коллекционеров именно стрелковые характеристики «стволов» часто оказываются важнее их исторической ценности.

Впрочем, на первый взгляд, предложений настоящего оружия в России достаточно. Только согласно «Закону об оружии», за работоспособным «огнестрелом», в том числе старинным, нужно отправляться в профильный магазин, у которого есть соответствующая лицензия. Или приобретать с рук, в Интернете. Но в любом случае предварительно необходимо получить так называемую «зеленку» – разрешение на покупку оружия (выдается Отделами Лицензионно-Разрешительной Работы – ОЛРР).

Жертвы моды

Иметь оружейный сейф, в котором стоит несколько единиц оружия – модный тренд в среде состоятельных людей. Но только единицам удается превратить свою коллекцию в пример грамотного вложения капитала. В 99% случаев покупатели выкидывают средства на ветер.

Вот совершенно типичный случай. Юрист Сергей после получения разрешения отправился в известный оружейный салон. Выбор он собирался сделать из пяти наиболее раскрученных брендов. А именно Winchester, Remington, Browning, Benelli и Beretta. После покупки итальянского полуавтоматического гладкоствольного ружья и всевозможных аксессуаров к нему банковская карта «похудела» более чем на полмиллиона рублей. Вот только приобрел он фактически «неликвид». В будущем продать свою «игрушку» даже за 50% ее первоначальной стоимости Сергею будет более чем проблематично.

Дорогие импортные ружья годами висят в разделе «Куплю/Продам» профильных интернет-сайтов вроде guns.ru. Подобный товар если и уходит, то с чудовищным дисконтом.

«Продам Benelli Vinci (полуавтомат), кал. 12/76. В отличном состоянии, настрел нулевой. Был куплен в 2012 году за 91 тыс. руб. Цена продажи 60 тыс. руб. Причина продажи – нужны деньги», – вот типичное объявление с guns.ru. За 50 тысяч данный образец точно отдадут, а после хорошего торга и за сорок... Причин тому много.

Во-первых, рынок перенасыщен: за последние годы в ходе различных экономических потрясений уровень благосостояния многих людей сильно снизился, и им пришлось реализовывать «избыточное» имущество. Дорогое оружие как раз к таковому относится.

Во-вторых, цены на оружие иностранного производства в России изначально завышены, порой в разы. И знатокам это прекрасно известно. Например, в США Winchester 1300 Defender стоит от $380 (13 тысяч рублей), поэтому попытки его продать «с рук» за 30-40 тысяч рублей натыкаются на непонимание сообщества.

Бережливая стратегия

Оружие отечественного производства теряет в цене значительно меньше, чем импортные аналоги. Если вы купили разработку на базе автомата Калашникова («Сайгу», «Вепрь»), какую-нибудь российскую «помпу» или просто двустволку, то с учетом роста цен, года через два-три сможете вообще реализовать ее «в ноль».

Цены тоже будут «некусачие». «Сайга» или «Вепрь» (оба – 12 калибра), – обойдется в 30-40 тысяч рублей в зависимости от модификации. Российская «помпа» типа «Бекас 12К» или МР-133 – всего в 12-15 тысяч рублей.

Естественно, все подряд приобретать не стоит. Например, покупать обычную двустволку непрестижно, да и качество серийной продукции хромает. Богато отделанную тоже: при ценнике от 150-200 тысяч рублей вы получите аляповатый позолоченный неликвид.

С российским оружием случаются и забавные курьезы. Например, необычная, суперкомпактная и сверхлегкая «помпа» «Рысь-К» (гражданская версия спецназовского ружья РБМ-93) производства тульского «Конструкторского бюро приборостроения» несколько лет назад стоила до пяти тысяч рублей. Но потом производство «кошки» прекратили, и цены на вторичном рынке достигли 25-30 тысяч рублей и более. Но на спросе это не сказалось. Ведь вещь, в общем-то, уникальная. В отличие от обычных многозарядных ружей, здесь подвижным является ствол, как на автоматических авиационных пушках.

«Рысь-К» и сегодня стоит недешево. С конца 2013-го производство возобновили, вот только новое ружье обойдется уже в 23 тысячи. Ажиотаж на рынке иногда возникает и по менее эксклюзивным моделям. Исключительно по вине заводов: по каким-то причинам время от времени в оружейные салоны перестают завозить совершенно обыкновенный гладкоствол. И тогда ценник на guns.ru идет в гору. Но предсказать такой «сбой поставок» невозможно.

Понятно, что приобретать оружие в магазинах дороже, чем у частников. При удачном стечении обстоятельств, купить фактически новое ружье на «вторичке» можно за 30-50% его стоимости. Один нюанс – начинающему коллекционеру на осмотр б.у. оружия нужно взять с собой знающего человека. Даже если оружие ни разу не стреляло, вовсе не факт, что оно кондиционное.

«Приехали как-то с клиентом смотреть ружье, отличное, дорогое и новое. Но моментально выяснилось, что «ствол» можно выбрасывать. Хозяин повесил его, как украшение на стенку летней веранды (нарушив, между прочим, закон «Об оружии») вместе с псевдостаринными кинжалами и саблями. Естественно, там оно благополучно отсырело и заржавело. Или другой пример: у одного человека оружейный сейф обнаружился в неотапливаемом гараже. Туда его потребовала переместить супруга, якобы, плохо пахло от него. По факту - тот же самый плачевный результат», – рассказывает коллекционер Дмитрий Шахов, обладатель сейфа в котором хранится более десятка «стволов».

Многолетняя выдержка

Следует помнить, что даже самая выгодная покупка обычного серийного оружия – это не инвестиционный вариант. Да, теоретически можно «с рук» купить оружие выгоднее, чем в крупном магазине. Но много заработать все равно не получится, с годами ваше приобретение станет только терять в стоимости. Вариант сделать свое хобби доходным один: искать «ствол», цена которого будет расти.

Это не просто. Нужно либо самому стать знатоком, либо довериться неким «честным профессионалам». Вот только многие из них вас обманут, всучив под видом «инвестпроекта» откровенный хлам или просто неликвид.

Например, советские ружья 60-80-х годов, коих было выпущено великое множество, никакой ценности не представляют. Встречаются, конечно, нетипичные модели и модификации, но они никому, кроме историков, не интересны. Часто покупателям предлагают что-то в этом роде – «уникальную» предсерийную двустволку ТОЗ или даже первую советскую «помпу», которую сделали еще в 70-х, но на конвейер она не попала.

Типичный вариант «развода» - продать «ружье вождя». «Человеку, который решил купить некий оружейный эксклюзив, обязательно предложат «ружье Брежнева». Таковых на рынке ходят сотни и тысячи, создается впечатление, что у генсека имелся целый личный склад, набитый оружием. «Стволов» у него, конечно, было много, но не до такой же степени... К тому же Леонид Ильич, хотя владел и гладкоствольным, предпочитал нарезное оружие. Быть может, у кого-то есть винтовка или двустволка, из которой тот действительно стрелял. Вот только доказать это практически невозможно – документов на сей счет нет», – объясняет коллекционер Дмитрий Шахов. Аналогичная ситуация по «ружьям Хрущева» – подлинные просто отсутствуют.

«Ружей Сталина» всего три. Вождь из них никогда не стрелял, так как охотником не был. Это подарки. Два «ствола» сделаны в Германии, один – тульский. Считается, что после смерти «отца народов» их «приватизировал» Александр Поскребышев – его личный секретарь. Вот только как их похитить из музея, куда их, как и все остальные свои подарки, сдавал Сталин? Поэтому сталинские это ружья или нет – вопрос открытый...

Купить фактически новое ружье на «вторичке» можно за 30-50% его стоимости

Немного проще с приобретением раритетных «генеральских» или «партийных» ружей. Самый верный вариант, когда такой «ствол» продают наследники обладателя. Вот только прайс может оказаться совершенно неадекватным: как правило, такие люди совершенно не в курсе ценообразования на рынке антикварного оружия, но при этом считают, что их собственность совершенно уникальная.

Оптимальный вариант для коллекционера – найти оружие, выпущенное в 30-50-х годах. (Гладкоствол или, если у покупателя уже есть стаж пять лет, нечто нарезное). За качеством тогда следили, на хорошем металле не экономили. С винтовками проще всего: ищите довоенную или даже царскую «Мосинку», с так называемыми «стругаными» нарезами. В Великую Отечественную именно такими пользовались снайперы.

На складах Минобороны до сих пор хватает «антиквариата», время от времени производятся его распродажи, поэтому стать обладателем легендарного оружия вполне реально. Иногда оттуда же в продажу попадают и немецкие Mauser Model 95 – времен Второй Мировой или еще более древние. Тоже достойный вариант.

Естественно, хитростей, которые должны быть известны стрелку-инвестору, масса. «Оружие ХХ века построено по принципам стандартизации, то есть деталь от одной винтовки должна вставать на другую. В XIX веке такого еще не было, каждая фузея представляла из себя штучную продукцию. Так вот, «Мосинка», на который выбит 1937 год, может иметь более поздний «неоригинальный» приклад, какие-то иные неродные детали. Для военных образцов это нормально, оружие нужно поддерживать в рабочем состоянии, вот и чинили – меняли детали на «свежие». Но коллекционная ценность такой «сборной солянки» более чем сомнительна», – объясняет специалист по оружию РККА «реконструктор» Алексей Цветков. Цены на «Мосинки» или карабины на ее основе начинаются от 30 тысяч рублей, чем лучше сохранность и чем более старое оружие – тем дороже.

С гражданскими «стволами» сложней. Все они когда-либо были в частных руках и на складах не лежат. 70-80, а то и 100 лет, они эксплуатировались, то есть амортизировались, ржавели и коцались. Найти довоенное, послевоенное и, тем более, дореволюционное ружье без изъянов практически невозможно, скорее всего, это будет подделка.

Но исключения из этого правила возможны. «В одной глухой деревне, по случаю, всего за пару тысяч рублей я купил у местного деда довоенное одноствольное ружье ИЖ-5 выпуска 1935 года, причем почти новое. Сам он в молодости охотился, а оружие досталось ему от деда. Переоформили в районном ОЛРР, так я стал обладателем раритета. Примерно так же была куплена тульская ТС1 1950-го года выпуска – буквально за копейки», – рассказывает Дмитрий Шахов.

У поиска раритетного оружия «по деревням» есть, правда, один существенный недостаток. Документы на «стволы» в 90% случаев утеряны. А без них приобретенное оружие – незаконно.

Импортные поставки

Выбор зарубежного оружия значительно обширней - сотни, а то и тысячи моделей и модификаций. Глаза разбегаются. Все продавцы в один голос «поют» об уникальности своих раритетов, куда не кинь – эксклюзив.

Таковой, действительно, встречается. Например, в конце XIX века русская армия заказала американской фирме Winchester партию этих винтовок под отечественный трехлинейный патрон. Некоторые дожили до наших дней. Это, действительно, раритет, который ценится во всем мире.

Но надо быть осторожным. Допустим, сегодня несложно купить знаменитую штурмовую винтовку Sturmgewehr 44 (она же МР 43/44, именно его разработал знаменитый конструктор Хуго Шмайссер) – первый в мире автомат под промежуточный патрон. Естественно, возможность ведения автоматического огня там ликвидирована. Ценник – около миллиона рублей. Очень дорого, вложения никогда не окупятся: на складах Минобороны этого добра хватает, ящики с новенькими StG44 в смазке лежат целыми штабелями. Но их не реализуют. Пока. Каким образом попали на «гражданку» те редкие экземпляры, что есть в продаже – непонятно. Возможно, документы на оружие просто «кривые». Попадаются и карабины на базе пистолета-пулемета MP38/40, но значительно реже.

С немецкими автоматами-карабинами другая проблема. Не факт, что вам достанется «подлинник». В Европе (и не только) немало фирм, которые выпускают реплики старинного оружия, а ушлые торговцы потом продают его как историческое. Отличить может только специалист, да и то не всякий. «Новодел» стоит около тысячи евро, «оригинал» – в десять и более раз дороже.

«Официально эти стреляющие «игрушки» продаются на Украине, но какими-то путями проникают и в РФ, на них делают документы. Попадаются даже копии немецких пулеметов MG34 и MG42, переделанные под «огонь одиночными». Продают как «трофейные», очень дорого. Знаю одного человека, который повелся и купил, отдал полмиллиона рублей или около того. А потом где-то в Европе увидел эту машинку в оружейном салоне. Но денег уже не вернуть», – рассказывает Алексей Цветков.

А вот еще один пример. «Winchester со «скобой», с которыми в вестернах бегают ковбои, производится до сих пор. Называется «Model 1885», на нем это написано, стоит от $1500. Новый. Так ведь поцарапают его немного, испачкают, и продают как старинное оружие. Типа смотри – вот написано, что конец XIX века, раритет», – смеется Дмитрий Шахов.

Не корысти ради

Даже сделав несколько удачных приобретений, коллекционер должен понимать, что его хобби никогда не станет источником устойчивого заработка. Прогнозировать рост стоимости на большинство раритетов в долгосрочной перспективе фактически невозможно. Опытный специалист может лишь существенно минимизировать потери, отказавшись от наиболее рискованных приобретений.

Так, коллекционная ценность старинного гражданского (охотничьего) оружия в 99% случаев более чем сомнительная, риск «промахнуться» - колоссальный. Например, продается так называемое «ружье Перде», 12 калибр, производство английской компании J.Purdey & Son, выпуск 1908 года. Красивое, сохранность отличная, все «родное». Цена образца – порядка миллиона рублей. Но что такое J.Purdey & Son? Сколько ружей было выпущено продаваемой модификации модели, какое число дожило до наших дней? Ценятся ли они, какова динамика стоимости? Есть ли спрос? Вопросов уйма, впору становиться историком этой британской фирмы и вообще ружей начала ХХ века. А такие производителей охотничьего оружия – сотни.

Оценить потенциальный рост стоимости военного оружия также весьма непросто. Как упоминалось выше, Минобороны РФ может в любой момент выбросить на рынок массу «Мосинок», тысячи StG44 и Mauser 95К со своих складов. Аналогичные распродажи производит армия США, Bundeswehr и другие вооруженные силы. После таких распродаж цены на многие сегодняшние раритеты могут моментально упасть. В разы.

Иван Рыбин

Данная статья была опубликована в журнале «Состоятельный Инвестор» №8 2014

← Назад в раздел